Поиск по этому блогу

среда, 23 февраля 2011 г.

Коррупционная составляющая стадиона в Санкт-Петербурге

Владимир Бондарев
Санкт-Петербург станет одним из шестнадцати российских городов, в котором будут проходить матчи Чемпионата мира по футболу 2018 года. Но по утвержденной городским парламентом стоимости строительства нового стадиона, он войдет в тройку самых дорогих футбольных арен планеты, наряду с новым лондонским «Уэмбли» и стадионом «Мидоулэндз» в Нью-Джерси.
Как это произошло, и какие последствия это может иметь для городского бюджета?
 Узнав о том, что Международная федерация футбола решила провести чемпионат мира 2018 года в России, многие отечественные болельщики обрадовались. Узнав о том, что строительство новых стадионов обойдется местным бюджетам в $3,8 млрд. (такая сумма была обозначена в заявке) многие призадумались.
А известие о том, что одна только новая футбольная арена на Крестовском острове Санкт-Петербурга будет стоить более трети этой суммы, и вовсе вызвало тревожные ожидания у тех, кто озабочен, прежде всего, не спортивным престижем своей страны, а благополучием собственной семьи в ближайшей перспективе.
33 миллиарда 400 миллионов рублей – таков утвержденный депутатами городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга бюджет нового стадиона, который к 2018 году должен быть построен на месте снесенного несколько лет назад стадиона имени Кирова, где летом 1980 года проходило несколько футбольных матчей Летних Олимпийских игр.
Кстати, для Олимпиады была проведена реконструкция стадиона, в результате чего его вместимость уменьшилась со ста тысяч до семидесяти двух тысяч. Новый стадион будет еще меньше – его расчетная вместимость всего шестьдесят девять тысяч.
Правда, специалисты утверждают, что новая арена будет оснащена суперсовременными средствами по обеспечению безопасности, а также выдвижным полем, раздвижной крышей и другими элементами, удорожающими его стоимость.
Скептики, в свою очередь, приводят для сравнения смету знаменитых европейских стадионов в странах, где футбол развит гораздо сильнее, чем в России. Так, парижский «Стад де Франс» на 80 тысяч мест стоит $380 млн., 70-тысячная мюнхенская «Альянс Арена» - $470 млн., а недавно построенный 40-тысячный стадион клуба «Эспаньол» в Барселоне всего «каких-то» $108 млн.
Откуда же взялась астрономическая сумма для строительства, как мы видим, не самой вместительной арены в Санкт-Петербурге?
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРТ АНДРЕЙ ЗАОСТРОВЦЕВ:
В России огромные деньги расходуются в силу национальной особенности экономики – тотальной коррупции. В любой крупной стройке изначально закладывается коррупционная составляющая, и тут ничего не поделаешь. Это система.
При этом Андрея Заостровцева абсолютно не смущает большая сумма, пошедшая на строительство нового лондонского стадиона «Уэмбли».
АНДРЕЙ ЗАОСТРОВЦЕВ:
Дело в том, что в Лондоне будет летняя Олимпиада, и они рассчитывают получить от нее доходы. Поскольку олимпийский футбол будет проходить, в том числе и на “Уэмбли”.
Кроме того, отмечают в этой связи экономические обозреватели, Великобритания в международном рейтинге агентства “Transparency International” в плане борьбы с коррупцией стоит намного выше, чем Россия.
О коррупционных махинациях во время строительных тендеров свидетельствует следующий анекдот:
«Объявлен конкурс на строительство. К заказчику приходит представитель турецкой строительной фирмы и предлагает бизнес-план на $1 млн. Заказчик говорит: - Большое спасибо, мы подумаем.
Следующим приходит представитель немецкой фирмы и предлагает бизнес-план на $2 млн.
– Почему так дорого? – спрашивает заказчик.
- Ну, сами понимаете – немецкое качество, плюс гарантия по срокам исполнения.
- Ладно, мы подумаем.
Третьим в кабинет заказчика приходит представитель российской фирмы, садится на край стола и доверительно шепчет, что цена вопроса - $3 млн.
- Но почему так дорого! – возмущенно кричит организатор тендера.
- Как почему? - удивляется посетитель, - миллион - тебе, миллион – мне, и за миллион турки построят!»
Множество подобных случаев уже в серьезной форме описаны в книге известного экономиста, научного руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Травина «Путинская Россия: от рассвета до отката». В беседе с корреспондентом RFI он сказал, что его, мягко говоря, удивляет скорость, с которой растет расчетная стоимость будущего стадиона на Крестовском острове, поскольку еще месяц назад называлась цифра в 24 миллиарда рублей, а теперь – почти на 10 миллиардов больше.
По окончании мундиаля-2018, стадион, по мнению Дмитрия Травина, будет использоваться, в основном, по назначению.
ДМИТРИЙ ТРАВИН:
Все-таки, петербургская команда «Зенит» проводит несколько десятков матчей в течение сезона. Я думаю, что использование под футбольные цели будет окупаться, потому, что «Зенит» - одна из ведущих футбольных команд России, и велика вероятность, что таковой останется в течение некоторого времени.

Кроме того, стадион можно использовать под концерты, так что, в принципе, эффективное использование возможно. Хотя, конечно, если цена строительства так быстро растет, я не исключаю того, что окупаемости самого строительства не будет. Окупаться, бесспорно, будет только текущее использование.
Получить комментарии у чиновников городской администрации, которые предложили 33-миллиардный бюджет строительства нового стадиона, и у депутатов городского Законодательного собрания, утвердивших эту сумму, которая будет выплачиваться из казны Санкт-Петербурга, корреспонденту RFI не удалось – куда бы он ни обращался, везде встречал вежливый, но решительный отказ.
Впрочем, для лидера петербургского отделения партии «Яблоко» Максима Резника, с которым я побеседовал, это не явилось сюрпризом.
МАКСИМ РЕЗНИК:
Это неудивительно. Законодательного собрания, как «второй ветви власти», не существует. Это такой высохший сучок на мощном, по крайней мере, внешне, стволе исполнительной власти. Поэтому в Законодательном собрании такие вопросы не решают, к сожалению. Хотя, мне казалось, что это именно то место, где не только комментарии должны давать, но и принимать окончательное решение, потому что именно Законодательное собрание, как к нему ни относиться, это все равно орган, избранный горожанами. В отличие от тех, кто реально принимает решение. Я имею в виду и губернатора, не говоря уже о вице-губернаторах, которых знает, даст Бог, от силы один процент населения, но власть которых велика. Меня это не удивляет, но расстраивает по-прежнему, хотя мы к этому и привыкли.
Несомненное преимущество для российской сборной в том, что ей не придется участвовать в отборочных играх, чтобы попасть в число участников мундиаля-2018. Высшие чиновники уже ставят задачу – во что бы то ни стало российские футболисты должны стать обладателями золотых медалей.
Когда-то у Пеле спросили: «В каком году советская сборная станет чемпионом мира по футболу?» Улыбнувшись, величайший футболист планеты ответил: «Сразу после того, как бразильцы выиграют чемпионат мира по хоккею».
 http://www.russian.rfi.fr/rossiya/20110222-korruptsionnaya-sostavlyayushchaya-stadiona-v-sankt-peterburge