Поиск по этому блогу

вторник, 6 сентября 2011 г.

Ельцин "карьерист, подхалим и грубиян"???


В связи с 20-летием провала августовского путча и близящимся аналогичным "юбилеем" распада СССР в декабре СМИ продолжают раскапывать секреты прошлого. "Фонтанка.ru" решила обратиться к политической фигуре Бориса Ельцина, чья эпоха началась как раз после провала ГКЧП. О неизвестных эпизодах жизни раннего Ельцина и некоторых чертах характера первого президента России, которые влияли на его политику, рассказал питерскому изданию бывший секретарь ЦК КПСС Яков Рябов. Именно этот свердловский государственный деятель "протолкнул" земляка в большую политику.
Вспоминая о своем бывшем "подопечном", Рябов награждает его такими характеристиками: "типичный карьерист и подхалим", "беспощадный", "мстительный", "хам и грубиян". На резонный вопрос журналиста, зачем же было продвигать такого человека по партийной линии в Свердловске, Рябов объяснил, что его на том этапе устраивал ельцинский подход к делу, его напористость и стремление во что бы то ни стало решить поставленную задачу в срок.
"Если, бывало, скажешь: "Борис! Нужен такой-то объект! Его надо обязательно сдать к 7 ноября". Ельцин разобьет лоб, но сдаст. Говорили, что Ельцин кого-то даже до инфаркта доводил на работе. Честно говоря, не знаю", - сказал бывший высокий чиновник. К тому же, по его словам, "душевные дефекты" Ельцина в глаза не бросались, сразу нельзя было понять, что он запросто может нахамить или проявить пренебрежение к людям.
"Я его узнал, когда Ельцин был простым инженером-строителем, его направили к нам на участок заниматься водопроводом и канализацией, где стал я бригадиром, - вспоминает Рябов. - С виду Борис был тогда абсолютно нормальным парнем, высокий, здоровый, спортивного телосложения, хотя, как я понимаю, в нем уже были зачатки хамского поведения, а шло это, видимо, с давних времен, когда он еще был студентом".
Яков Рябов, бывший с 1971 по 1976 год первым секретарем Свердловского обкома КПСС, перешел работать в секретариат ЦК партии и на свое место в Свердловске рекомендовал Ельцина. Именно с этого первого назначения фактически и началась его карьера как политика. Как утверждает советский госдеятель, случилось это фактически от безысходности - он хотел видеть на секретарем обкома совершенно другого человека, но тот работал тогда у Эдуарда Шеварднадзе, и тот его не отпускал. Других достойных кандидатов тоже забрали в Москву. Оставался только Ельцин.
"Я не считаю, что тогда ошибся в Ельцине, хотя, конечно, сейчас понимаю, что именно эти качества Ельцина и сыграли главную роль в разрушении страны", - говорит Рябов. Более того, он считает, что его все-таки нечестно называть "могильщиком СССР", потому что в деле развала Союза он вовсе не был первым лицом.
"Дело в том, что когда пошли все эти демократические процессы, появилась группа очень образованных, подкованных ребят, никто из которых, правда, не имел опыта промышленного производства. Вот они и замутили всю воду. Попов, Собчак, Афанасьев... Я их всех знал. Со всеми потом разговаривал. Спрашивал: "Ну и что вы выиграли, братцы?" Афанасьев мне по поводу Ельцина отвечал: "Да, здесь мы допустили ошибку", - рассказывает он.
Примкнувший к ним Ельцин вообще не был демократом, даже демократическими зачатками не обладал, утверждает Рябов. "Его партократом-то не назовешь. Это был человек со своеобразными дефектами характера, которые заставляли его всегда действовать исключительно в своих интересах. Во имя них он одного мог заласкать, второго затаскать, с третьим сделать все что угодно".
По его словам, "Ельцин сам себя доводил до инфаркта, так ему хотелось власти, так хотелось руководить". Ради этого он готов был перешагнуть через кого угодно, уверен Рябов. Он рассказал, как однажды прямо заявил Ельцину, что у некоторых людей есть к нему замечания. "Ельцин тут же переспросил: "Кто это вам сказал?" Я ему: "Ты неправильно ставишь вопрос, Борис! Ты должен был сказать, что тебе надо делать выводы, а не выяснять, кто мне сказал", - излагает бывший советский чиновник.
(Прим. NEWSru.com: в интервью "Фонтанке.ru" этот эпизод не имеет развития, но ранее в этом году, в беседе с журналистами "Свободной прессы" Рябов говорит: "Но он потом все равно вычислил этих людей и не давал им хода". Там же он признался, что ему "и грустно, и стыдно вспомнить об этой моей ошибке" (назначении Ельцина в Свердловске вместо себя.))
По словам Рябова, Ельцин был "нытиком" - постоянно жаловался на нехватку того или другого для выполнения поставленных задач. Он же ему активно помогал как молодому партработнику: "Со мной Ельцину было хорошо. Как в раю. Потому что мне очень многое приходилось делать за него. Ельцину со мной повезло".
Когда Ельцин стал в Свердловской области первым лицом, он "стал утрачивать контроль над собой", вспоминает его "крестный отец". Окончательно же он почувствовал себя полным хозяином региона, когда Рябова из-за разногласий с министром обороны СССР Дмитрием Устиновым уволили с должности секретаря ЦК и перевели на пост первого зампреда Госплана.
"Тут у Ельцина и развернулся, как говорится, полный ералаш. Что хочу, то и делаю. Прежде всего, это, конечно, проявлялось всё в той же ельцинской грубости и пренебрежении к людям", - рассказывает Рябов. Потом он стал "вовсю вертеть-крутить свою линию", а когда его избрали председателем Верховного Совета РСФСР, стал всячески избегать встречи со своим бывшим покровителем, хотя тот настаивал на ней.
"Я очень хотел с ним встретиться. Потому что видел, что он прет не туда", - говорит Яков Рябов. Он считает, что и Ельцин, и его помощники Илюшин (будущий вице-премьер правительства России - прим. ред.) и Петров (будущий глава администрации президента - прим. ред.) "страшно боялись" его, потому что он всех хорошо знал по Свердловску.
"Я Ельцина не боялся, и тем более не боюсь сейчас. Ельцин не мог быть моим врагом. Он не мог со мной сладить. Ельцин мне с определенного времени просто неинтересен", - признался Рябов в конце интервью.