Поиск по этому блогу

среда, 3 декабря 2014 г.

У Игоря Коломойского пытаются раскрутить коррупционный скандал в Генпрокуратуре

Заместитель губернатора Днепропетровской области Святослав Олийнык рассказал о схеме обналичивания денег — конвертационный центр, который из Днепропетровской области переехал в Киев, в Шевченковский район под крышу уже местной прокуратуры. Об этом он рассказал в в интервью Главкому.
Олийнык объяснил, почему открытый конфликт с прокуратурой продолжается уже несколько месяцев.
“Я, например, вижу такую причинно-следственную связь. Мы обращали внимание на то, что в прокуратуре происходит произвол. Понятное дело, мы контактировали и с Администрацией, и с Президентом, в том числе Коломойский общался неоднократно на эту тему. Президента эта система, скорее всего, устраивает. Не знаю мотивов — почему”, — считает заместитель губернатора Днепропетровской области.
Он отметил, что рассказал Ложкину о конвертационном центре, который из Днепропетровской области переехал в Киев.
“На каком-то этапе я приехал к Ложкину и принес ему целый ряд документов о том, почему мы говорим, что прокурор у нас ненормальный человек. Среди прочих документов там была схема обналичивания денег — конвертационный центр, который из Днепропетровской области переехал в Киев, в Шевченковский район под крышу уже местной прокуратуры”, — рассказал Олийнык.
По его словам, только по одному этому делу предприятиями Днепропетровского региона было недоплачено в госбюджет где-то 140 млн. грн. НДС.
“В схеме фирмы, фамилии, перечень директоров и предприятий. В 2013 году они были зарегистрированы все в Днепропетровске, а в 2014 эти же директора зарегистрировали фиктивные предприятия уже в Шевченковском районе города Киева. Я спросил, в чем смысл того, что мы делаем? Днепропетровск профицитно собирает деньги в Госбюджет. В целом в стране — минус 22% падения по товарообороту. У нас в области — минус 17%, хотя мы более интегрированы на связи с Россией и могли бы 25 себе нарисовать. Но у нас — минус 17%. Сколько мы вынуждены при этом в госбюджет давать? Минус 17 — это корректно было бы? А мы даем 104-107%. Есть разница? И это не плюс 4%, это 17 плюс 4. А зачем мы это делаем? Чтобы “налоговые ямы” переехали в Киев, и начали тут работать под крышей киевских прокуроров? Какой смысл, если одним махом украли 140 млн?”,- рассказал заместитель губернатора Днепропетровской области.
Он объяснил, почему обратился именно в Администрацию Президента Украины.
“Это моя вертикаль — я же в системе Администрации работаю. С прокурорами мы тоже говорили. Корбан разговаривал с Яремой, я при этом присутствовал. Он (Ярема — Ред.) говорит: а ты дай нам конкретные факты. Нет вопросов. Мы все изложили прямо на бланке Администрации с моей подписью. Они это выкинули в мусорник. Кому еще жаловаться? Премьер-министру бессмысленно говорить об этом — ему точно никак не подотчетен Генеральный прокурор. Поэтому мы доложили в Администрацию для доклада Президенту. Это вполне нормально”,- уточнил Олийнык.
Он рассказал, что дал документ, в котором один из руководителей правоохранительных ведомств Днепропетровской области четко написал: когда они начали заниматься разработкой и ликвидацией этого конвертационного центра, пришли “посредники” и предложили 200 тысяч долларов взятки за то, чтобы они этим не занимались.
“А те отказались брать эти деньги. Но через несколько дней пришло предложение из областной прокуратуры: давайте вместе разделим 400 тысяч долларов. То есть 200 — вам и 200 — им. Налоговая милиция отказалась — 400 ушло в прокуратуру. После этого пошел слив всех материалов по оперативно-розыскной деятельности, и фактически расследование было заблокировано прокуратурой области. Прокуратура его изъяла, у себя подержала, оттуда вышла вся информация, в итоге все фигуранты просто исчезли. Так была заблокирована ликвидация этого конвертационного центра”,- рассказал Олийнык.
По его словам, это вопиющий случай, что прокуроры остаются безнаказанными за взятки.
“Если бы во Франции или Германии появилась информация, что прокурор получил 400 тыс. долларов взятки, и при этом государству нанесен ущерб в 140 млн, то скандал был бы невероятный, началось бы немедленное расследование. А у нас тишина — как будто, так и надо”, -резюмировал заместитель губернатора Днепропетровской области.