Поиск по этому блогу

воскресенье, 13 ноября 2011 г.

С первого дня «Единая Россия» мешала мне работать

Экс-мэр Братска коммунист Александр Серов, выигравший в 2010 году выборы у кандидатов-единороссов, отпущен под подписку о невыезде после 9 месяцев, которые он провел в СИЗО по обвинению в вымогательстве. Он рассказал «Газете.Ru» о том, как его уговаривали вступить в «Единую Россию», что случилось после того, как он отказался, и как теперь ведет кампанию «Единая Россия».
– Александр Васильевич, как вы сами считаете, решение отпустить вас из-под стражи было санкционировано из Москвы или принималось на уровне региона? 
– Я считаю, что сегодня ни одно региональное силовое ведомство – ни ФСБ, ни Следственный комитет, ни МВД – ничего не делают без согласования с федеральным руководством. Решение по мне принималось не в Братске, это точно: достаточно сказать, что отпустить меня решила та же судья, что два месяца назад продлила мой арест.
– Вы в 2010 году выиграли выборы мэра Братска у кандидатов от партии власти – это был скандал. Насколько, по вашему мнению, ваш арест был связан с победой на выборах? 
– Я набрал на два процента больше, чем суммарно два кандидата-единоросса. Почти сразу после победы председатель заксобрания Иркутской области Людмила Берлина мне сказала, что это я выиграл не потому, что я такой хороший, а потому что «Единая Россия» что-то на местах не доработала. Я действительно думаю, что любой на моем месте победил бы: было очень сильно протестное голосование «за любого другого кандидата».
– В «Единую Россию» вам перейти сразу предложили? 
– Сразу были предложения… И Берлина предлагала, и руководитель регионального отделения «Единой России» Александр Битаров, и губернатор Дмитрий Мезенцев…
– Вы отказались. Как быстро вы почувствовали последствия отказа?
– С первого дня «Единая Россия» мешала мне работать. Мне досталась гордума, в которой 24 из 25 мест были у «Единой России», поэтому ни одно решение администрации города ими не принималось. Сперва администрация в одиночку готовилась к началу образовательного года, делали ремонт в школах, больницах, добывали деньги… Единороссы ждали, что мы потерпим поражение, но у нас получилось. 15 сентября должен был начаться отопительный сезон, пришлось делать срочный ремонт в двух котельных, создал комиссию по чрезвычайным ситуациям. Они писали на меня жалобы... Но главная неприятность случилась, когда мы вносили городской бюджет на следующий год. Гордума не приняла мой вариант бюджета. Я уже был готов идти на компромисс: внес бюджет, который составили единороссы же, – и они его снова отклонили. Я поехал в Иркутск, встретился с Берлиной, говорю, как же так. И она мне ответила: «Неважно, хорошо у Вас идут дела или плохо, – важно, в какой партии Вы состоите». Я ответил, что тогда приеду в город и публично скажу, что «Единая Россия» мне мешает работать. Вскоре после этого устроили провокацию, меня «заказали», и я 9 месяцев провел в СИЗО.
– Какую именно провокацию устроили? 
– Перед тем как выйти из СИЗО, я дал подписку о неразглашении обстоятельств следствия. Поэтому широко говорить об этом не могу, но никаких доказательств моей вины за 9 месяцев силовые органы не нашли.
– Когда вы сидели в СИЗО, пытались жаловаться кому-то? 
– Я написал несколько писем-обращений – и на имя главы Следственного комитета, и на имя спикера Иркутского заксобрания. Эти письма не покинули стен СИЗО. Я их отправлял, но письма не отсылали – это я узнал по своим источникам.
– После того как вас отпустили, в «Единую Россию» вступить не предлагали? 
– Нет: я потерял всякую связь и с Мезенцевым, и с Берлиной, и с Битаровым.
– Как отреагировали на ваш арест жители Братска? 
– Я знаю, что, как только меня арестовали, поток заявлений на прием в члены КПРФ в Братске вырос многократно. Меня даже ночью вывезли из братского СИЗО в иркутское – тайно, потому что в мою поддержку собирали митинги: народ требовал меня освободить. Вообще неловко даже вспоминать, но тут такое творилось… Когда меня привозили в суд, у входа ждала толпа всегда, мне аплодировали. Неловко говорить, но целовать кидались, руки пожимать. Поэтому меня старались в зал суда доставлять через запасной вход, где людей меньше.
– Сейчас вы снова участвуете в выборах, баллотируетесь в депутаты Госдумы. Как идет кампания? 
– Сегодня провели три митинга в трех разных частях города. На одном из них провокаторы пытались распространять газету– якобы от имени КПРФ, – где были приведены какие-то дикие мои заявления, заявления первого секретаря горкома… Мы написали жалобу в избирком. Видимо, «Единой России» ничего больше не остается, кроме как бороться с нами такими средствами…
– Как складываются отношения с другими оппозиционными партиями и движениями? 
– Пока не было времени их сложить: меня только что отпустили. Звонки идут день и ночь, пока никаких конкретных договоренностей нет, но дальше видно будет.