Поиск по этому блогу

вторник, 13 сентября 2011 г.

Тюремщик стал ПРАВОЗАЩИТНИКОМ с помощью ОНФ!!!

Несколько дней назад в должности Уполномоченного по правам человека в Рязанской области был утвержден генерал-майор внутренней службы, экс-начальник Академии права и управления ФСИН России Александр Гришко. Губернатор Олег Ковалев, подписавший данное постановление, сам Гришко и продвигал, но при этом ни с одной из правозащитных организаций даже не посоветовался. Вместо этого глава региона вынес кандидатуру будущего омбудсмена на обсуждение "Народного фронта" и потом на полном серьезе заявлял, что таким образом прошло "широкое обсуждение общественностью". 

В свою очередь, депутаты регионального парламента не уступили губернатору в абсурдности заявлений (цитирую по пресс-службе облдумы): 

"Александр Яковлевич - человек достойный, много лет проработавший в сферах, близких к деятельности Уполномоченного по правам человека. Будем надеяться, что в своей работе он будет четко следовать нормам закона и принесет пользу жителям нашей области", - сказал председатель комитета по вопросам государственного устройства, местного самоуправления и связям с общественными объединениями Михаил Кривцов." 

"Все мы знаем, что это кандидатура очень достойная, – отметил председатель думского комитета по регламенту, мандатным вопросам и депутатской этике Андрей Глазунов. – Тем более по специфике своей прежней работы Александр Яковлевич часто соприкасался с вопросами прав человека". 

Вот так с легкой руки губернатора и депутатов бывший "тюремщик" стал передовиком правозащитного цеха. О настоящих правозащитниках, которые, кстати, долгие годы твердили о необходимости введения в Рязани должности уполномоченного и предлагали даже свои проекты соответствующего закона, никто и не вспомнил. 

Как будет бывший сотрудник ФСИН защищать права человека в Рязанской области, представить можно. Тем более, у меня под рукой толстая папка заявлений от людей, содержащихся в данный момент в рязанском СИЗО. Полный набор: нарушения условий содержания, запугивания, избиения. Вот лишь несколько примеров. 

Татьяна Скорнякова находится в ИЗ-62/1 УФСИН России по Рязанской области (приговор еще не вступил в законную силу). Была арестована будучи в "положении", но этот факт никак не сказался на мере пресечения. Смогла выносить и родить ребенка несмотря на то, что содержалась на общих основаниях. Девочку назвала Дианной. 

Вместе с грудным ребенком Татьяна находится в камере уже больше трех месяцев - за это время к ним ни разу не пришел детский врач, не было сделано ни одной прививки. В камере с молодой матерью находятся также сокамерницы, болеющие гепатитом. 

Искупать ребенка Татьяна также нормально не может, так как в камере отсутствует горячая вода. На прогулку выводят только один раз. 

Все заявления и жалобы, которые пишет Скорнякова, администрация тюрьмы просто-напросто не пропускает (ко мне письмо дошло обходными путями). 

Если в рязанском СИЗО не соблюдаются права даже женщины - молодой мамы, то что говорить о мужчинах? Избиения, а в случае жалоб - помещения в карцер, вошли в привычку у сотрудников тюрьмы. 

Жукова Евгения Викторовича, если верить его заявлению, сотрудники СИЗО избили резиновыми палками (они решили, что Жуков пьян). "Подполковник Овечкин угрожал, что в случае ненадлежащего поведения и попыток жаловаться я буду переведен в камеру, где, по его словам, меня сделают "петухом", а также что посредством своих связей он (Овечкин) доберется до меня и на зоне", - пишет арестант. 

Содержащийся в ИЗ-62/1 Телегин Александр Валерьевич утверждает, что его во время утренней проверки избил заместитель начальника учреждения по режиму Стаценко. После того, как сотрудники медчасти отказались зафиксировать следы избиения, Телегин написал заявления в прокуратуру и Московскую Хельсинскую Группу, его водворили в карцер и заявили о бессмысленности написания жалоб, так как их не отправляют. 

В карцере рязанского СИЗО, кстати, условия, которые язык не повернется назвать человеческими. Отсутствует вентиляция, смывное устройство, дневное освещение, табурет. В помещении высокая влажность, по стеклам течет вода, на стенах присутствует грибок, плесень. Условия, близкие к пыточным. 

Но станет ли Уполномоченный по правам человека защищать права, нарушаемые его бывшими коллегами? Понимаю, что вопрос задаю риторический. 

Возможно, кто-то из прочитавших это скажет: "Так им и надо, преступникам!". Не согласен. Во-первых, даже не преступникам - вина еще не доказана. Во-вторых, как "доказывается" вина в российских судах, я испытал на собственной шкуре. В-третьих, права есть у всех, в том числе и у преступников. И я с трудом представляю себе страну, в которой в тюрьмах и лагерях творится полный беспредел, а за забором - полное соблюдение прав и свобод человека и гражданина. К тому же, эти люди, которых система била и пыталась унизить, рано или поздно выйдут на свободу. И что, кем они станут?.. 

P.S. Я не удивлюсь, если содержащиеся в рязанской тюрьме захотят объявить голодовку или демонстративно вскрыть себе вены - распраненный способ протеста среди российских заключенных. Но если Госдума примет поправки, подготовленные Минюстом, вскоре подобные действия будут приравниваться к злостным нарушениям. Тебя избивают, ты отказываешься от еды - получи за это еще и наказание.

http://echo.msk.ru/blog/ezhovs/810818-echo/