Поиск по этому блогу

понедельник, 20 декабря 2010 г.

Пеленальные столики в мужских туалетах *Сколково*?

Месяц назад один профессор из Америки попросил меня поделиться с ним мнением о фонде «Сколково». Я понимала, что мой скепсис наверняка будет списан на типично российский недостаток позитивного мышления, поэтому перед встречей, чтобы проверить свои доводы, я зашла на сайт «иннограда». И немедленно нашла там повод для сарказма: в разделе вакансий висело объявление о найме «руководителя кластера». Им недостает чувства комического, подумала я, либо они не читали Майкла Портера и плохо понимают, что именно гарвардский профессорподразумевал под кластерами.
Главный аргумент против любой попытки создать рукотворный кластер состоит в том, что пока никому этого не удавалось, в том числе американцам. Каждая новая попытка оборачивается пустой тратой миллиардов долларов. «В действительности кластеры обычно образуются независимо от действий чиновников — иногда даже вопреки им, писал Майкл Портер. — Они растут сами: там, где есть какие-нибудь преимущества. Вкладывать в развитие кластера оправдано только тогда, когда он, хотя бы и в зачаточном виде, уже прошел испытание рынком...». На всякий случай я еще раз попросила нескольких профессоров вспомнить хоть один успешный кластер, с нуля созданный усилиями чиновников. Увы. «Едва ли какая-нибудь страна не мечтает о собственной Силиконовой долине. И ничего, кроме разочарований и неудач, из этого не выходит», пишет профессор Бэбсон-колледжа Дэниел Айзенберг в статье «Революция предпринимателей». «Глядя на то, как правительство Германии силится создать биотехнологические кластеры того же уровня, что и в Калифорнии, специалисты Insead пришли к выводу, что, по сути, Германия выбросила на ветер $20 млрд, а сейчас той же дорогой мчится на всех парах Сингапур. Оценив усилия Сингапура, который затратил не один миллиард на создание “биополиса”, Всемирный банк подсчитал, что шансы на успех — 50 на 50. А кто-то, возможно, даст и того меньше», — писал журнал The Economist.
Впрочем, этим мой скепсис не ограничивается. Около года назад мне позвонил знакомый и спросил, не знакома ли я с Чубайсом? Оказалось, что его друг-предприниматель ищет выходы на высших чинов в «Нанотехнологиях», потому что у него есть довольно сильное изобретение, которое он успешно применяет в своей компании и уже заработал на нем несколько миллионов. Технологию можно использовать в нефтепроводах и тогда экономический эффект достигнет сотен миллионов долларов. Человек хотел получить гарантии на высшем уровне «Нано», потому что был уверен, если пойдет обычным путем, то технологию непременно украдут и хорошо, если его самого не упекут куда-подальше, чтобы не путался под ногами. По следам этого разговора редакторы HBR провели опрос экспертов, и те в один голос заявили, что если бизнесмен не дурак, то надо продавать технологию на Запад — здесь в России украдут наверняка. Вот такой уровень доверия бизнеса к власти и преданным ей олигархам. Как «Сколково» собирается преодолевать это препятствие?
Виктор Вексельберг — типичный представитель тех групп интересов, которые определяют курс нынешней России, кроме него в высших управленческих структурах «иннограда» значатся ВагитАлекперов и Владислав Сурков. Зачем этим могущественным людям модернизация, которая явно противоречит их классовым интересам? Или они понимают под модернизацией что-то свое, «суверенное»?
Самостоятельно мыслящие люди мало верят мотивирующим фразам, сказанным с трибун или в объектив телекамер, они делают выводы на основе метатекста, который не зависит от профессионализма пиарщиков. Скажем, автокатастрофа на Ленинском проспекте и все последующие события рассказали о корпоративной культуре «Лукойла» гораздо больше, чем могла бы рассказать самая подробная аналитическая записка. А культура компании — это всегда отражение личности ее основателя. Так что любой здравомыслящий предприниматель с сильной инновационной идеей должен бегом бежать от структур, так или иначе связанных с именем основателя «Лукойла», чтобы случайно не оказаться на пути у всемогущей и безжалостной машины.
Недавно Виктор Вексельберг дал интервью оппозиционному журналу The New Times, в котором, между прочим, упомянул о намерении установить пеленальные столики не только в женских, но и в мужских туалета. Это, очевидно, должно было произвести впечатление на просвещенных читателей журнала. И произвело бы, если бы не контекст.
Я ни капли не сомневаюсь в том, что Вексельберг — неплохой менеджер и пеленальные столики в мужских туалетах действительно будут установлены. Не сомневаюсь я также в том, что бюджетные деньги будут освоены, а бизнес-процессы — отлажены. Респектабельные сотрудники «Сколково» в дорогих костюмах будут эффективно проводить совещания и устраивать вебинары, выступать с презентациями, ездить в загранкомандировки и организовывать форумы под девизом «Россия, вперед!». Я только не верю, что будет хоть какая-то польза для общества от всей этой деятельности. 
Автор
Елена Евграфова  
 – главный редактор журнала Harvard Business Review Россия и книжного издательства United Press/Альпина Бизнес Букс