Поиск по этому блогу

четверг, 23 декабря 2010 г.

Пидорас или самый гуманный суд!!!

В конце сентября премьер-министр России посетил Сыктывкар. Несколько часов визита главы правительства буквально парализовали город: остановилось движение городского транспорта и пешеходов, перестала нормально работать мобильная связь и Интернет. Происходящее вызвало возмущение у местных жителей. Как водится, первыми сложившуюся ситуацию прокомментировали пользователи «ЖЖ». В частности, известный в Коми блогер Павел Сафронов оставил в своем сетевом дневнике следующую запись: «И что, стало быть, пока этот пи....ас не уедет, у нас тут и будет штормить?»

Именно это высказывание Сафронова и стало основанием для возбуждения дела против менеджера по продвижению сайта республиканской газеты «Красное знамя». Вчера в редакции издания был даже проведен обыск. Сотрудники отдела «К» МВД Коми изъяли два компьютера, на которых он работал, увезя блогера на первый допрос по обвинению в публичном оскорблении представителя власти.
Напомним, статья 319 Уголовного Кодекса РФ, которая вменяется Сафронову, предполагает штраф в размере до 40 тыс. рублей или заработной платы за три месяца. Кроме того, наказанием могут стать обязательные работы на срок от 120 до 180 часов либо исправительные работы от шести месяцев до года.
Ситуация неоднозначная, которая оставляет без ответа немало вопросов. Прежде всего, было ли оскорбление. Павел Сафронов утверждает, что нет. «Я не считаю слово «пи....ас» оскорблением, и у меня не было умысла оскорблять Путина, — пояснил он. — Кроме того, мне никто не сказал, по заявлению какого лица было возбуждено данное уголовное дело». Автор записи считает происходящее пиар-игрищами местных политических сил, которые пытаются выделиться перед высоким московским начальством.
По некоторым данным, жалобу на блогера в приемную Владимира Путина подала лидер молодежной правозащитной группы «Немезида» Вероника Горбачева. Сделала она это еще 11 ноября, а дело на пользователя «ЖЖ» было заведено лишь 20 декабря. С чем связана такая затяжка времени, неизвестно.
Сафронов не намерен мириться с действиями правоохранительных органов. Он уже обратился в прокуратуру с жалобой на незаконное уголовное преследование. В своем обращении он еще раз подтвердил, что не считает запись в блоге оскорбительной для Путина. В качестве подтверждения этой позиции он ссылается на мемуары начальника охраны Бориса Ельцина Александра Коржакова и даже на положения УК РСФСР (жалобу можно почитать здесь).
Еще один вопрос, который остается подвешенным в воздухе, — это вопрос о статусе блогосферы. Пространство «ЖЖ» не встроено в правовую систему координат, поскольку не является средством массовой информации. Можно ли считать запись в блоге публичным выступлением, тоже не ясно. Если нет, то тогда и никакого уголовного дела против Павла Сафронова быть не может.
Комментирует Виктор Прокаев, юрист, участник интернет-сообщества
Преследование за оскорбление представителей власти в Интернете не исключительно российское явление. Так, несколько лет назад в Марокко осудили блогера Мохаммеда Ерраджи, критиковавшего власти и ситуацию, сложившуюся в обществе. Тогда марокканские правоохранительные органы посчитали, что имеет место оскорбление короля Марокко, и суд приговорил блогера к двум годам тюрьмы.
И у нас случаи осуждения активных участников интернет-сообщества тоже уже были. В Сибири за экстремизм и призывы к свержению государственного строя был осужден участник одного из местных форумов, который нелестно высказался о премьер-министре и всей государственной системе.
Наезд на Павла Сафронова — это инициатива местных властей, желающих показать свою лояльность руководству страны. В случае возникновения шумихи вокруг дела чиновники получат лишь небольшой нагоняй, зато начальство оценит их преданность и рьяность.
Технически Сафронов прав: блоги не являются средствами массовой информации. Поэтому притянуть его к статье о публичном оскорблении Путина как представителя власти им будет сложно. Здесь сопротивление может оказаться эффективным. Поможет Павлу и огласка.
Однако если делу все же дадут ход, потрудиться, чтобы доказать свою невиновность, ему придется. Как показывает опыт, практической необходимости у местных властей подтверждать вину человека нет. Суд у нас удивительно часто оказывается на стороне правоохранительных органов, вынося обвинительные приговоры по совершенно абсурдным делам с полным отсутствием у обвинения доказательной базы.
перекликается с http://meob007.blogspot.com/2010/12/blog-post_22.html