Поиск по этому блогу

воскресенье, 19 декабря 2010 г.

Западно-Сибирская транспортная прокуратура ослепла(Дудинка перекрыта тремя огромными баржами поперёк течения, от берега до берега)


Генеральная прокуратура помогла «В окияне-море»: подтвердила точность нашей позиции. Теперь мы должны помочь Генеральной прокуратуре
14.12.2010
Как мы и обещали нашим читателям, публикацию «Западно-Сибирская транспортная прокуратура ослепла. И заявила об этом письменно.» от 14.09.2010 (рубрика «Новости») «В окияне-море» направил в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. И вот, пришёл ответ за подписью помощника Генерального прокурора Натальи Владимировны Ростовцевой.


Фото "В окияне-море"

Напомним, в двух словах, суть дела. Арктический порт Дудинка в последнее время захлестнуло натуральное беззаконие. Ответственность за это лежит, возможно, на ОАО ГМК «Норильский никель». Мы понимаем, что Норникель большой. Кто именно виноват? Потанин? Дерипаска? Менеджмент комбината? Менеджмент Заполярного транспортного филиала Норильского никеля?

На эти вопросы в силах ответить только следствие, которое можно провести в рамках, например, антимонопольного дела. Или уголовного дела. Но до того, чтобы открыть и твёрдо, в рамках закона, вести дело в отношении Норильского никеля, ещё, ой, как далеко.

В хорошо иллюстрированном материале «Западно-Сибирская транспортная прокуратура ослепла....» мы, всего лишь, пытались документально обосновать грубый и зримый факт: река  Дудинка перекрыта тремя огромными баржами поперёк течения, от берега до берега. Таким незаконным способом Норникель, точнее, его Заполярный транспортный филиал борется с конкурентами-перевозчиками грузов — ООО «Электра» и ЗАО «ЕнисейТрансФлот». Баррикада из барж возведена для того, чтобы физически не пропускать пароходы с грузами к причалам двух этих фирм.

Баржи добавляют убедительности распоряжениям капитана порта Дудинка, который запретил в период навигации проход судов мимо принадлежащего Норникелю причала спецгрузов. Фактически, судов, принадлежащих конкурентам Норникеля.

Кажется, что тут обосновывать?  Вот жалоба ООО «Электра». Вот фотографии. Однако в качестве иллюстрации пришлось опубликовать ещё один документ — ответ Западно-Сибирского транспортного прокурора. Он отписал генеральному директору  ООО «Электра», что в ходе проверки, проведённой его ведомством, никаких барж  поперёк реки Дудинка не обнаружено. Вообще, ничего не обнаружено, что могло бы мешать судоходству.

Оказывается, три стальных посудины вместимостью по три тысячи тонн каждая можно и не заметить. Ах, так?!.. Сжав последние зубы, мы вывесили на сайте текст, снимки, документы и приготовились к тому, что «В окияне-море», для начала, объявят фальсификатором и примутся обнаруживать на фотографиях следы компьютерного монтажа. Приготовились судиться.

Вместо этого пришёл ответ г-жи Ростовцевой. Прежде, чем начать помогать Генеральной прокуратуре, приводим его сканированную копию.





Беседа для протокола с помощником Генерального прокурора о брехне, зачастую


Уважаемая Наталья Владимировна! В Советском Союзе, перед самым развалом нашей страны, один весьма серьёзный учёный-экономист с мировым именем стал создавать электронную модель экономики СССР. Чтобы облегчить управленцам из КПСС принятие правильных, экономически эффективных решений. Весь процесс прогнозирования при использовании этой модели неимоверно ускорялся и упрощался. Достаточно было подать на вход необходимые фактические параметры — и на выходе появлялся результат: что станет с экономикой страны через интересующий нас период времени.

Параметры на входе можно было менять, а на выходе — смотреть, какой это даёт эффект. Подбирать такое воздействие на экономику, которое позволяло бы получить желаемый результат. То есть, возникала возможность избежать знаменитого «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Однако недавно, если помните, Дмитрий Анатольевич Медведев отрекомендовал российскую систему сбора и предоставления первичных данных  понятным даже не-специалисту словом «брехня». Добавленное Президентом политкорректное словечко «зачастую» ничего в сути его замечания не меняет.

И в Советском Союзе была такая же проблема. Только называлась более длинно: очковтирательство. Руководство нашей страны не умело наладить получение или боялось получать достоверную информацию. Поэтому коллеги учёного-экономиста ехидно спрашивали:
-Ну, а если сбрешут?.. Ну, заложат на вход не совсем те данные? Что тогда у твоей модели будет на выходе?

СССР развалили раньше, чем электронная экономическая модель была применена, и ответов на эти вопросы нет. Зато достоверно известно, что будет, если заложить на вход  электронной модели Генеральной прокуратуры Российской Федерации не совсем те данные. Будет Ваше письмо, Наталья Владимировна.

К нему самому у нас нет претензий.  Наоборот, «В окияне-море» искренне благодарит Вас, как помощника Генерального прокурора, и в Вашем лице — Генеральную прокуратуру за этот ответ. Теперь Западно-Сибирскому транспортному прокурору С.В.Феоктистову нельзя будет не заметить, что Заполярный транспортный филиал Норникеля, в нарушение действующего законодательства, насильственным путём препятствует законной экономической деятельности конкурентов. Это большая помощь нам, журналистам, в отношении которых в Российской Федерации действует не писанное, но железное правило: собака лает — караван  идёт. Если не считать случаев с Бекетовым и Кашиным, когда собак вежливо попросили помолчать.

Поверьте, Наталья Владимировна, слова насчёт большой помощи — не от желания вильнуть хвостиком перед Генпрокуратурой. Письма были направлены не только вам. Росморречфлот, например, получил их три, то есть, весь комплект публикаций «В окияне-море» по Дудинке. Замруководителя Агентства, И.Е.Захаров, знаете, как ответил насчёт барж?  Тремя строчками. Что беспокоиться о перекрытии реки за пределами акватории порта не входит в обязанности капитана порта. И формально-то он прав, Росморречфлот не отвечает за безопасность мореплавания и судоходства.

Сами распоряжения капитана порта Дудинка, с которых началось нарушение конституционных прав конкурентов Норникеля, Игорь Евгеньевич додумал и дописал в том же ответе, который редакция получила чуть позже, чем письмо от Вас, Наталья Владимировна.

После дописывания смысл капитанских распоряжений у Захарова поменялся на противоположный. Оказывается, капитан Дудинки закрыл движение не на всю навигацию, а только на те моменты, когда у причала спецгрузов стоят суда со взрывчаткой или на причале лежит не вывезенная  взрывчатка.

Ответ коллеги Захарова в этой части полностью не соответствует действительности. Используя терминологию Президента России, можно сказать, что это брехня, зачастую. В распоряжениях капитана порта Дудинка нет тех разумных слов, которые за него додумал замруководителя Росморречфлота. Наоборот, сказано, что движение по реке может начинаться только по дополнительному распоряжению капитана. Ни одного такого дополнения к своим запретам капитан порта Дудинка за две навигации 2009-2010 годов не выпустил.

Ещё коллега Захаров сообщил, что Росморречфлот не раз, по поручению Минтранса, рассматривал жалобы «Электры» и «Енисейтрансфлота». Логично спросить: и каков же результат этих неоднократных рассмотрений, да, Наталья Владимировна? А он тот, что Вы зафиксировали в своём письме: баржи  в навигацию 2010 года стояли поперёк реки Дудинка так же, как  в 2009-м.

Зачем капитану порта Дудинки может быть нужно бороться против конкурентов Норникеля, я понимаю. У него, например, сын, В.В.Шандуро, не имея на то права, работает капитаном портового буксира «Полярный». А буксир принадлежит Норникелю. В сентябре сего года проверка Дудинского линейного отдела Ространснадзора установила, что капитан, второй помощник и ещё два члена экипажа «Полярного» не имеют соответствующих дипломов.

Но пока мне не понятно, зачем коллеге Захарову нужно додумывать распоряжения  капитана порта Дудинки, который  использует государственную власть, в целях, не всегда совпадающих с интересами государства. Фактически, покрывать  капитана порта.


Сумасшедшие ясновидящие

В Вашем письме, Наталья Владимировна, сказано так, что сначала директора «Электры» и «ЕнисейТрансФлота» написали жалобу: мол, река Дудинка перекрыта баржами. Затем Западно-Сибирский транспортный прокурор С.В.Феоктистов увидел, что никаких барж там нет. А уж потом баржи, и впрямь, появились.

Как так могло быть?

Первая мысль, которая приходит в голову: директора «Электры» и «ЕнисейТрансФлота» — сумасшедшие  ясновидящие. Ясновидящие — потому, что прозревают будущее, которое наступит только через месяц. А сумасшедшие — потому, что принимают будущее за настоящее и начинают писать жалобы в прокуратуру.

Другое объяснение менее эзотерическое, но более коррупционное: Норникель, используя свои деньги, связи, влияние и прочее вступил в сговор с Западно-Сибирской транспортной прокуратурой. Была назначена дата проверки. К этому сроку баржи с Дудинки убрали. Прибывшие проверяющие убедились, что река свободна и убыли. После чего Норникель дорогу конкурентам опять перегородил.

Третье объяснение очень похоже на второе. Разница только та, что Норникель и не думал суетиться с этими баржами. Кто они такие — «электры», «енисейтрансфлоты», — чтобы  ради них таскать посудины туда-сюда? Да, никто. Их просто послали — и всё.

Какая из этих версий правильная? Давайте прикинем вместе — доследственно, на пальцах.


Данные на вход

В распоряжении редакции «В окияне-море» есть ещё два письма и ещё одна фотография.  Директор «Электры» Виктор Дробин не успокоился ответом Западно-Сибирского транспортного прокурора. У Дробина же суда, грузы, причал, и люди, которым надо платить зарплату.

Два письма — это ответы ему местного, Дудинского транспортного прокурора, оба одинаковые. Действия Норникеля прокурор квалифицирует как нарушающие Конституцию РФ в части гарантий прав граждан на свободу экономической деятельности, а также нарушающие требования по безопасности судоходства. Сообщает, что направил исковое заявление в Дудинский районный суд, а тот заявление до сих пор не рассмотрел. Ну, не рассмотрел — и не рассмотрел. Оснований для других мер реагирования  прокурор Дудинки не находит.

Фотографию сделал  главред сайта «В окияне-море», который каждое слово насчёт «Электры» по десять раз проверяет и пропускает со скрипом не смазанной телеги. Не поверил даже фотокору, сам слетал в Дудинку, прогулялся по бережку реки — с километр по колено в снегу, от барж до причала «Электры» и обратно, — и снял.

Вот Вы, Наталья Владимировна, сообщаете, что сейчас барж на реке нет. Это чистая правда. Да и зачем они там Норникелю сейчас, когда навигация закончилась и суда конкурентов, всё равно, не ходят? А фото главреда сделано в последние дни навигации. Это можно проверить по авиабилетам. Как видите, баррикада из барж на месте.


Фото "В окияне-море"

Складывается впечатление Наталья Владимировна, что  ведётся сложная увлекательная игра. В ней три правила. Во-первых, Норникель делает всё, что захочет. Во-вторых, органы государственной власти, которым это правило не должно нравиться, имеют право выполнять свои прямые обязанности, но так, чтобы не мешать Норникелю делать всё, что он захочет. И последнее: в проигравших всегда должны оставаться «Электра» и «ЕнисейТрансФлот».

В Вашем письме, Наталья Владимировна, есть очень важное слово: «раскреплены». Это на вход Генпрокуратуре подали информацию о том, что Норникель добровольно раскрепил баржи и пропустил теплоход «Хатанга» к причалу. Дробин рассказывает об этом иначе: он с друзьями взрезал стальные канаты, которыми были связаны баржи, и течение стало сносить их вниз, открывая проход. Тогда наперерез «Хатанге» вышли два норникелевских теплохода-охранника. Но «Хатанга» прибавила ход,  в столкновении помяла оба судна и прорвалась. На следующий день «Электру» посетила милиция: начинать следствие по факту нанесения материального ущерба Норникелю. Дробин сделал удивлённые глаза и показал им ответ Западно-Сибирского транспортного прокурора:

-Какой проход? Какой таран? Видите, написано, что на реке ничего нет. Таранить нечего!

Описанные боевые действия, не совместимые с требованиями безопасности мореплавания, происходили на акватории порта Дудинка, в зоне ответственности капитана порта и Росморречфлота. Коллега Захаров об этом, вообще, не вспомнил.

Однако батальные детали не так важны, как слово «раскреплены». Значит, было, что раскреплять. В статье 240 главы ХI Правил плавания по внутренним водным путям Российской Федерации, сказано: «Суда и плоты должны быть поставлены на якорь или пришвартованы таким образом, чтобы они не могли изменить своего положения, создать угрозу для других судов или помешать им, с учетом, в частности, ветра, изменения уровня воды, а также волнения». А в статье 246 есть недвусмысленный запрет: «Запрещается оставлять на якоре на судовом ходу без буксира любые суда без экипажа».

Играя с конкурентами, согласно первому правилу, Норникель перекрыл фактический судовой ход и всё течение реки Дудинка тремя судами без экипажа вместимостью по 3000 тонн каждое. И намертво прикрутил их друг к другу стальными канатами — чтобы нарушение 240 и 246 статьи было не так-то просто устранить.

После этого Дудинский транспортный прокурор, играя по второму правилу, пишет в ответе жалобщику Дробину: «Баржи установлены Заполярным транспортным филиалом ОАО ГМК «Норильский никель» временно в ожидании очистки от остатков грузов и для дальнейшей постановки для погрузки серы». Здесь понятная всем терминология Президента, как нельзя более, уместна. Потому что эта брехня, зачастую, размещена в официальной государственной бумаге, чуть ниже герба Российской Федерации. Как же можно-с, Наталья Владимировна? Где найти более эффективный способ для формирования у гражданина неуважительного отношения к собственному государству?

В Послании Федеральному Собранию Президент России только что сказал:  «Деятельность всех должностных лиц не должна дискредитировать государство». Согласитесь, Наталья Владимировна, действия всех должностных лиц, вовлечённых в игру Норникеля с конкурентами, дискредитируют государство. Мы не исключаем, что эта игра ведётся на деньги Норникеля. Во всяком случае, действия упомянутых должностных лиц, на наш взгляд, не бесполезно было бы проверить на коррупциогенность.

Мысль о коррупции подогревает сам Норникель, поскольку легко нарушает права не только конкурентов, но и государства. Например, недавно в Дудинке прошёл митинг, участники которого потребовали, в частности, чтобы Норникель вернул государству  приватизированную взлётно-посадочную полосу аэропорта Алыкель. Каким образом ОАО ГМК «Норильский никель» сумело приватизировать государственный объект, не подлежащий приватизации?

По нашей информации, которую следовало бы, конечно, проверить, новоявленный владелец ВПП обложил авиакомпании, которые используют аэропорт Алыкель, самостийными поборами. Это делается для вытеснения посторонних Норникелю авиакомпаний с местного рынка воздушных перевозок. Эффект есть. Пока главред «В окияне-море» снимал баржи на Дудинке, были отменены больше десятка авиарейсов из Алыкеля. Перевозчики поняли, что закон законом, а против Норникеля не попрёшь.

Отдельно надо бы разбираться, Наталья Владимировна, с  постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа. Объективно, действуя в интересах Норникеля, он принял решение о том, что права ООО «Электра» не нарушены. Обоснование такое: река Дудинка не включена в перечень внутренних водных путей, значит, она не судоходна, значит, там нет никаких причалов никакой «Электры».

Из обоснования вытекает, что все реки, не включённые в этот перечень, являются несудоходными. Я так и назвал свой первый материал из Дудинки: «О влиянии двадцать восьмого элемента таблицы Менделеева на судоходство по Енисею и Каналу Грибоедова в Санкт-Петербурге». Коллега Захаров заявил, что такое моё суждение является ошибочным. И объяснил, почему Енисей, всё же, судоходен. А про канал Грибоедова промолчал.  

Высший арбитражный суд рассмотрел иск ООО «Электра» и подтвердил: да, согласно закону, Дудинка не судоходна. Я не думаю, что Норникель заплатил деньги за это решение. Зачем тратиться понапрасну? У высшего арбитража не было никакого другого выхода. Так, по закону.

Но по берегам сибирских рек, не включённых в перечень ВВП проживает, по экспертным оценкам, не меньше 10 миллионов человек. Никакого другого транспорта, кроме водного, там нет. Можно, конечно, начинать строить аэродромы, а пока что доставлять продукты питания и грузы вертолётами — помните, как Мимино возил корову? Можно начинать переселять из Сибири людей — а что делать, если арбитражный суд Восточно-Сибирского округа запретил возить грузы по реке.

Понятно, что, на самом деле, никто и не думает прекращать перевозки по «несудоходным» рекам. Прежде всего, это говорит о качестве нашего транспортного законодательства. Ещё — о том, чего стоят судебные решения в Российской Федерации. Но также и об отсутствии  морального начала в деятельности некоторых господ судейских. Восточно-Сибирский арбитраж не выполнил, а использовал законодательство. Принял постановление, которое, в принципе, не возможно выполнить. Как говорится, принял, а сам улыбнулся. К тому же этот судебный вердикт вынесен с процессуальными нарушениями, о которых сказано в материале «О влиянии двадцать восьмого элемента...»

И при всём этом, — Наталья  Владимировна, обратите внимание!  — в  отношении одного-единственного субъекта права, ООО «Электра», невыполнимое постановление выполняется неукоснительно! С помощью распоряжений капитана порта Дудинка и тремя баржами поперёк реки.

По-моему это ситуация, оскорбительная для всей правоохранительной системы Российской Федерации. Для самого понятия правового государства.

А скоро ведь новая навигация. Как Вы думаете, Наталья Владимировна, откажется Норникель от своей затеи ради приличий?

И последнее. Сколько ещё времени будут валяться на дне реки Дудинки 40 тонн тротила? 12.07.2010 «В окияне-море» сообщил: «Арктический порт Дудинка заминирован». 14.10.2010 мы вернулись к теме, потому что «ФСБ России подтвердила информацию «В окияне-море». Подтвердила и ещё кое-что добавила. Например, что поиск упавших в воду пятитонных контейнеров с тротилом начался лишь спустя месяц после шторма и аварии норникелевской баржи. Взрывчатку нашли, но поднимать со дна не стали: погода, знаете ли, испортилась. Потом у Енисейского речного пароходства (входит в империю Норникеля) на это не оказалось денег.

Коллега Захаров высказался так: тоже, нашли новость! Да, мы об этом сто лет назад предупредили капитанов, запретили бросать якоря над тротилом. И ничего, иностранные судовладельцы относятся с пониманием и не беспокоятся.


Это что, Наталья Владимировна, — всеобщая безответственность без пределов как норма российской жизни?  Хоть бы кто экстремальный туризм организовал:

-А сейчас, ледиз энд джентльмен, мы будем проплывать над тем местом, где прямо под нами окажется не шестнадцать, а сорок тонн настоящего тринитротолуола!.. Yes, TNT, triton, right! Нет, четыре нитротолуола не бывает, это уже гексоген. Достопримечательность России состоит в том, что у нас взрывчатки больше, чем бананов в Африке. Она раскидана у нас повсюду! Нервные могут сойти с судна и подождать взрыва на берегу...

«В окияне-море» предположил, что это очередная игра на деньги. Под охи-вздохи о плохой арктической погоде и бедности никелевого комбината контейнеры со взрывчаткой давно достали со дна и давно продали. Может быть, тротил, принадлежавший Норникелю, уже не один раз сработал где-нибудь на Кавказе. И, может быть, ещё не раз сработает где-нибудь ещё. Его же много.

                                                                                                       

Пётр Семагин,
порт Дудинка — Москва. 

       
         ОТ РЕДАКЦИИ. «В окияне-море» уже в четвёртый раз пишет, якобы, о порте Дудинка, а, на самом деле, поливает разноцветной грязью ОАО ГМК «Норильский никель». Такое впечатление, что для этого средства массовой информации не существует ни других тем, ни других компаний.
         На самом деле, мы ровно относимся к Норникелю. На наш взгляд, он ничем не хуже и не лучше других российских транснациональных корпораций. Например, Газпрома, который несколько лет, в нарушение закона, пытается изуродовать исторический облик Санкт-Петербурга.
         Даже по четырём нашим публикациям видно, что ничего подобного нельзя совершить без открытого или молчаливого содействия государственных органов управления.
          Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев не случайно сказал в Послании Федеральному Собранию: «Нам необходимы новые стандарты в деятельности органов госуправления...». И в качестве первого шага предложил:  «Надо добиться прозрачности, чёткости и простоты в каждодневных отношениях государства и гражданина... Для гражданина ведь государство – это чиновник, к которому он пришёл на приём; судья, который принял решение по его делу...».
           Во всех цивилизованных странах Послание Президента — прямое руководство к действию. «В окияне-море» будет рад информировать своих читателей о том, как, во исполнение прямых указаний высшего должностного лица Российской Федерации, добиваются прозрачности, чёткости и простоты  все органы госуправления, так или иначе участвующие в разрешении постыдного для цивилизованной страны конфликта в легендарном российском арктическом порту Дудинка.
          Для упрощения работы Генеральной прокуратуре приводим копии документов, упомянутых в опубликованном выше тексте: ответов Дудинского прокурора, распоряжений капитана порта Дудинка  В.Ф.Шандуро №11 и №19 и ответ от заместителя руководителя Росморречфлота И.Е.Захарова.
          Не сомневаемся, что среди читателей «В окияне-море» также найдутся те, кто пожелает лично убедиться в точности нашего анализа. 



_____________________________________________________________________________


_____________________________________________________________________________


_____________________________________________________________________________

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________




_____________________________________________________________________________


_____________________________________________________________________________